Умный выбор меняющихся технологий

IBS у основ российской цифровой трансформации

IBS в центре российской digital-трансформации. Интервью Светланы Балановой для международного портала bne IntelliNews

IBS – прародитель российского высокотехнологического сектора. В 2000 году, на ныне печально известной «встрече олигархов» с президентом Владимиром Путиным, который перенял бразды правления страной от Бориса Ельцина, Анатолий Карачинский, основатель и совладелец ИТ-компании был одним из приглашенных бизнесменов.

В сегодняшней России Карачинский своего рода легенда ‒ он сыграл ключевую роль в модернизации России после распада Советского Союза в 1991 году.

Математик и компьютерный гений ‒ он был выходцем советской научной программы времен холодной войны. В 1987 году, будучи совсем молодым человеком, он впервые занялся бизнесом после разрешения гражданам заниматься частным бизнесом в ходе горбачёвской перестройки. Он «ворвался» в большой бизнес благодаря жене Горбачева, Раисе, которая стремилась к тому, чтобы советские женщины всегда были в курсе последних событий мира моды, и всячески способствовала запуску русского издания немецкого журнала Burda Moden. В 2012 году в интервью с bne IntelliNews Карачинский сказал, что именно IBS тогда построил издательскую систему журнала.

«Мир был совсем другим», – рассказывает Светлана Баланова, генеральный директор IBS сегодня. «Карачинский был первопроходцем, который строил бизнес на руинах Советского Союза. Сегодня же мы являемся свидетелями активной фазы цифровой трансформации, и все меняется невероятно быстро».

IBS развивалась за рубежом, но в 2013 году Карачинский решил вести отдельный международный бизнес и выделил из основного бизнеса IBS компанию Luxoft, которая уже в мае 2013 года привлекла 80 миллионов долларов в ходе первичного размещения. Сегодня Luxoft ‒ мировой лидер по разработке программного обеспечения в целом ряде ниш. Компания занимает значительную долю в производстве ПО для автомобильного и авиационного рынков США. С того момента IBS полностью сконцентрировалась на домашнем ИТ-рынке, превратившись в «русский SAP». Сегодня Кремль делает особый акцент на строительстве цифровой экономики, и IBS, безусловно, сыграет ключевую роль в этом процессе.

«ИТ-революция ускоряется. Раньше стратегии компаний были рассчитаны на 10-15 лет – на разработку идей уходило 2 года, потом еще год на утверждение и год на подготовку реализации, которая продолжалась на протяжении последующих 15 лет. Сейчас у нас нет таких временных ресурсов», – рассказывает Баланова в эксклюзивном интервью с bne IntelliNews в московском офисе компании. «Следует понимать, в каком направлении вы будете двигаться, при этом надо быть достаточно гибким, чтобы моментально подстраиваться под изменения. Однако сегодня технологии гораздо сложнее, и нужен стабильный партнер, который поможет вам ориентироваться в этом мире», – говорит Баланова.

Облик ИТ-бизнеса в России сильно изменился со времен «простого» создания издательских систем и ПО для работы банкоматов. С развитием финансовых технологий и онлайн-коммерции технологии встали во главу стратегий всех российских компаний. В то же время, падение цен на нефть в 2014 году и последующая за ним девальвация рубля заставили компании быть более бережливыми.

«России слишком повезло во времена высоких цен на нефть, когда не было нужды экономить средства. Люди покупали все самое дорогое, полагая, что они приобретают лучшее. Так зачастую и было. Но сейчас всё сводится к эффективности и поиску самых выгодных предложений. Компании не могут позволить себе тратить лишние средства», – говорит Баланова.

Бизнес должен заниматься делом

По словам Балановой, ИТ-бизнес в России все еще растет: сегодня на весь ИТ-сектор приходится около 1,4% ВВП. Это всего лишь половина от доли ИТ-сектора в Южной Африке (3,2%) или Бразилии (3,3%), поэтому есть еще много возможностей для роста.

«За последние пять лет российская ИТ-индустрия выросла на 60%, и ее темпы роста с лихвой опережают рост экономики страны. Но между Москвой и Россией все еще чувствуется большая разница. Цифровые услуги в некоторых сферах бизнеса и регионах уже лучше, чем в ЕС, чего нельзя сказать о маленьких городах», – говорит Баланова.

Российский ИТ-рынок сегодня оценивается в 20 млрд долларов, и IBS входит в ТОП-10 игроков на рынке, а также является ведущим консультантом в области приложений. Баланова говорит, что российские компании должны инвестировать в ИТ. Во время экономического спада в 2013 году компании сократили расходы, «но в ИТ-индустрии вы можете позволить себе экономить, максимум, 2-3 года, после чего вы начнете значительно отставать. Более того, теперь, когда технологии движутся вперед так быстро, «недоинвестирование» становится опаснее», – говорит Баланова.

Первый из трех основных бизнес-сегментов IBS – корпоративные решения и бизнес-приложения. IBS является российским партнером SAP и устанавливает программное обеспечение немецкой компании в государственной российской газовой корпорации, а также разрабатывает программное обеспечение, которое использует Центральный банк России. Это одни из крупнейших клиентов IBS. «Вы не можете копировать все, что существует за пределами России», – говорит Баланова. «Поэтому мы выполняем обслуживание систем для таких больших компаний, а также предоставляем индивидуальные решения».

Второй сегмент – это replication solutions business: компании приходят в IBS с задачами, которые специфичны для компании, но при этом релевантны для многих отраслей бизнеса. «Мы предоставляем готовые решения для бизнеса, которые они могут сложить вместе, как Lego», – говорит Баланова.

Третий сегмент – БФТ («Бюджетные и финансовые технологии»), разработчик программных и консалтинговых решений, преимущественно для госсектора.

Последний сегмент является частью общего тренда по цифровой трансформации государства, реализуемой Кремлем. Один из сервисов, разработанных БФТ, предполагает централизацию и перенос региональных бюджетных финансовых операций в облачную инфраструктуру. «При такой системе регион способен осуществлять все выплаты вовремя. Это обеспечивает большую экономию и улучшает процедуру управления денежными потоками», – сообщает Баланова.

С момента падения цен на нефть российское государство отчаянно пытается сократить затраты и повысить эффективность использования более ограниченных ресурсов. Проблема в распределении бюджетных средств состоит в том, что они выделяются на определенные нужды задолго до того, как в них возникает необходимость. При размещении информации о казначейских операциях в облачной инфраструктуре регион способен более точно рассчитывать бюджетные нужды и более эффективно управлять денежными потоками. В конечном результате значительно понижается необходимость в наличности.

Пожалуй, самым ярким примером экономии, которой добилось российское государство в результате технического усовершенствования, является новая система, введенная Федеральной Налоговой Службой в начале 2017 года. «С момента введения новой технологии сбора налогов сборы повысились на 40% за последние два года, благодаря технологическому усовершенствованию, особенно успешно поспособствовавшему эффективной организации налоговых вычетов по НДС», – сказала Баланова. «Государство стало понимать, что умные инвестиции позволяют получать огромный доход».

Таможенные и налоговые службы стали использовать ту же систему. Баланова рассказала, что на очереди федеральные социальные службы, которым будут предоставлены те же услуги. «Теперь перемещение импортированных товаров можно проследить с момента пересечения границы до момента размещения на полках магазинов. Это значительно поспособствовало увеличению эффективности сбора налогов», – добавила она.

Проект по введению централизованной облачной казначейской системы исполнения бюджета в регионах и муниципалитетах продолжается и сейчас. IBS уже в течение нескольких лет работает над проектом, однако Светлана Баланова утверждает, что работа начала ускоряться, так как интерес к проекту возрастает в связи с обострением проблемы увеличения региональных денежных обязательств. «Когда чем-то начинает заниматься государство, вскоре в это вовлекаются все», – подытожила она.

Сила людей

Один из проектов, которыми IBS гордится больше всего, был разработан для упрощения процесса подбора персонала лидирующей сети супермаркетов X5.

В супермаркетах очень большая текучка кадров, поэтому магазины вынуждены постоянно искать новых работников, чаще всего рекламируя с помощью флаеров позиции мерчандайзеров или кассиров. «Мы быстро стали самой крупной аутсорсинговой рекрутинговой компанией в России несмотря на то, что у нас в штабе нет ни одного специалиста по подбору персонала», – говорит Баланова.

IBS полностью перестроила процесс подбора персонала для X5: им не потребовалось привлекать кого-то из компании, так как процесс был практически полностью автоматизирован. Колл-центр, тем не менее, продолжал свою работу, но, если все операторы были заняты, кандидат мог самостоятельно с помощью чат-бота пройти весь процесс отбора. «Х5 использует листовки с рекламой вакансий в своих магазинах для привлечения сотрудников. Затем кандидаты могут обратиться в колл-центр и подать резюме. Мы отбираем заявки и приглашаем подходящего претендента на собеседование», – рассказывает Баланова.

Эта система – пример подхода IBS и того, что сейчас ищут лидирующие российские компании с точки зрения технологий.

Баланова отмечает, что «тихий кризис» 2015 и 2016 годов уже закончился, и экономика снова набирает обороты. Перспективы развития бизнеса IBS выглядят привлекательно из-за невысокого уровня цифровизации многих российских компаний и возможности сделать резкий рывок в технологиях: у многих заказчиков попросту нет унаследованных систем, что позволяет сразу же применять новейшие информационные системы и технологии в работе. IBS ускоряет этот процесс: даже во время последнего тяжелого кризиса ей удавалось инвестировать в продукты БФТ и цифровые HR-решения.

В настоящее время IBS может финансировать рост из нераспределенной прибыли (компания отказалась от предоставления конкретной финансовой информации). Карачинский в прошлом году упоминал, что IBS может провести IPO в этом году наряду с другими существующими компаниями, готовыми стать публичными.

«Мы рассматриваем все возможности по продвижению бизнеса, и IPO, безусловно, одна из них», – говорит Баланова.

Поделиться:

Светлана Баланова генеральный директор компании IBS Ссылка на статью bne IntelliNews, 05.02.2018 Другие публикации и комментарии эксперта
Если Вы хотите получать нашу рассылку, пожалуйста, заполните регистрационную форму.
Все материалы