Умный выбор меняющихся технологий

Независимый директор: в чем привлекательность этой работы?

Опытный менеджер может сделать новый шаг в профессиональном развитии, если освоит роль независимого директора, считает гендиректор IBS Светлана Баланова

Светлана Баланова работает генеральным директором компании IBS c 2012 года, а в 2019 году ее избрали независимым директором в Наблюдательный совет компании «Национальный расчетный депозитарий». В интервью Светлана рассказала, зачем после получения MBA в Open University Business School она решила пройти обучение на программе «IoD Chartered Director», которую проводит Ассоциация профессиональных директоров АНД  совместно с Британским институтом директоров (IoD, UK), и почему опытным управленцам имеет смысл осваивать профессию независимого директора.

– Какой мотив привел вас на программу IoD Chartered Director? Зачем вам была нужна эта учеба?

Светлана Баланова: Топ-менеджеру нужно освежать знания. Конечно, новые знания можно получать на семинарах, конференциях, онлайн-занятиях, но занятия в академическом формате позволяют их структурировать, это очень важно.

Компания IBS, в которой я работаю, – это публичное акционерное общество. У нас есть совет директоров, в который входят независимые директора. Мне нужно было приобрести дополнительные знания в этой сфере.

– Учебная программа оказалась такой, какой вы ее представляли?

С.Б.: Мне казалось, что учеба будет полегче и попроще. В реальности оказалось, что программа IoD Chartered Director чем-то напоминает курс в бизнес-школе, но в более коротком формате.

– А в чем именно была сложность?

С.Б.: Знаете, я давно училась в академическом формате и отвыкла готовиться к семинарам и экзаменам. Однако это очень полезно: я получила новые знания, а также освежила информацию, которую знала, но забыла. Знания систематизировались. Хорошо, что преподаватели – не академические профессора, а люди с большим бизнес опытом, к тому же зарубежным, они приводили примеры из своей практики, это очень важно.

Полезно и то, что в группах занимаются слушатели примерного одного уровня. Твои коллеги, соученики добавляют много практического опыта и из обсуждений ты извлекаешь много полезного и интересного. И мы в нашей группе получали много человеческого удовольствия от общения, много смеялись.

– Вы волновались перед экзаменами?

С.Б.: Конечно! У меня в жизни не было несданных экзаменов, очень не хотелось нарушать эту традицию.

– Давайте перейдем от учебы к работе. Какие качества нужны независимому директору в совете директоров?

С.Б.: Широта взгляда и широта опыта. Член совета директоров не может ограничиваться ролью эксперта в выбранной области. Это – другая роль. Он должен смотреть на бизнес стратегическим взглядом.

– Этого достаточно для того, чтобы быть успешным и востребованным независимым директором?

С.Б.: Просто общих знаний недостаточно. Сейчас, например, от независимого директора требуется понимание, как должен вести себя бизнес в условиях цифровой трансформации. Директор должен представлять, что цифровизация несет индустриям и отдельным компаниям. Любое обсуждение стратегических вызовов будет включать в себя такую тему, как цифровизация.

– Как строить стратегию в условиях непрекращающейся неопределенности?

С.Б.: Неопределенность – это наша новая нормальность. И российский, и мировой рынок находятся в состоянии турбулентности. Экономические циклы становятся гораздо более короткими, чем раньше. Прежде они занимали десятилетия, сейчас – несколько лет. Нужно находиться в постоянной готовности к кризису. Расслабленные тучные года больше не повторятся. Это и есть базовые условия для построения стратегии.

Компаниям нужна новая ментальность. Им нужны поджарость, гибкость, мобильность, готовность к риску, умение быстро реагировать на вызовы… Совет директоров отвечает за формирование такой культуры, которая включает в себя эти качества.

– А вы видите такие советы директоров в российских компаниях?

С.Б.: До последнего времени российские компании не воспринимали советы директоров как реальные органы управления. Сейчас ситуация меняется, при этом в разных отраслях она – разная.

Финансовая индустрия, например, очень сильно регулируется Центральным банком и законодательством РФ, поэтому совет директоров (или наблюдательный совет как в случае с «Национальным расчетным депозитарием») должен уделять много внимания этим вопросам. В других отраслях регуляторных требований значительно меньше, и соответственно несколько другая повестка.

Роль совета директоров также зависит от масштаба бизнеса и от формы собственности: в маленьких частных компаниях совет может играть роль коллективного консультанта при собственнике, а в больших публичных – он сам принимает решения и несет ответственность.

– Сколько времени уходит на подготовку к совету директоров?

С.Б.: Это зависит от роли в совете. У исполнительного директора, который готовит материалы к совету директоров, детально прорабатывает тему, уходит много времени. У независимого директора – меньше. Он получает материалы, прорабатывает их,   формулирует вопросы… Объем этой работы зависит от того, над чем сейчас работает компания, и в какие комитеты входит независимый директор.

– А сколько времени заняло ваше вхождение в совет директоров «Национального расчетного депозитария»?

С.Б.: Я потратила определенное время, чтобы познакомиться с деятельностью организации и с людьми, познакомиться с людьми, задать определенные вопросы и так далее. Эта компания умеет работать с новыми директорами, понимает, как их познакомить со своей деятельностью

– Что должен сделать независимый директор, недавно назначенный в совет, чтобы быстрее освоить эту роль?

С.Б.: Составить чек-лист, в котором будет указано, с какими людьми он должен встретиться, какие вопросы задать, какие документы прочитать. Эта шпаргалка очень поможет ему адаптироваться в новой организации.

– Важно ли независимому директору выстроить личные отношения с другими членами советов директоров?

С.Б.: Думаю, важно. Понимание того, с кем ты работаешь, помогает точнее понять, какую пользу ты можешь принести компании, какой экспертизой поделиться. Бывает, что  директора могут быть полезны друг другу не только в рамках этой компании.

– Помогла ли вам учеба на программе IoD найти общий язык с другими директорами?

С.Б.: Сам факт того, что у тебя есть эта квалификация, помогает в установлении доверия. В нашем совете есть и другие директора с этой квалификацией, поэтому сам факт ее наличия помогает, устанавливает некую общность.

Главное – после этой программы ты лучше понимаешь свою роль: что ты должен делать и как себя вести. Программа — это хороший бэкграунд, чтобы стать членом совета директоров. И это даже не вопрос общности, а в том, что ты готов к выполнению этой роли.

– Как роль независимого директора вписывается в вашу карьеру, в ваши жизненные цели?

СБ: С одной стороны, я работаю в прекрасной компании с огромным потенциалом для роста и развития. С другой стороны, у меня есть мое персональное и профессиональное развитие в качестве независимого директора. Мне кажется, что такой баланс позволяет мне развиваться как профессионалу, и эта роль независимого директора в том числе очень обогащает меня как исполнительного директора.

– Вы могли бы посоветовать другим опытным менеджерам освоить роль независимого директора?

СБ: Да. В качестве независимого директора ты, с одной стороны, привносишь свой опыт и свои знания в организацию, а с другой стороны, эта роль обогащает тебя самого: это и новые сети контактов, и новый взгляд на выстраивание бизнеса. У тебя моментально появляется сеть контактов из настоящих профессионалов, общение с которыми строится на совершенно другом личном уровне, и ты можешь посоветоваться и обсудить вещи, которые, может быть, в чисто профессиональной сфере ты бы не стал обсуждать.

– В завершение – еще один вопрос. Вы руководите крупной IT-компанией. Женское ли это дело?

СБ: Для меня загадка, почему все считают, что IT – это не женская сфера. На самом деле еще на заре IT-индустрии в России было довольно много женщин, начиная от Ольги Дергуновой, Натальи Касперской. В IBM Россия, например, сейчас генеральный директор – женщина. Это иллюзия, что IT – мужская отрасль. Поверьте, на каких-нибудь сталелитейных или трубопрокатных заводах, которые были моими клиентами, женщин, мне кажется, гораздо меньше, чем в IT.

Поделиться:

Светлана Баланова генеральный директор компании IBS Ссылка на статью Executive.ru, 23.08.2019 Другие публикации и комментарии эксперта
Если Вы хотите получать нашу рассылку, пожалуйста, заполните регистрационную форму.
Все материалы